kiratata: (Default)
[personal profile] kiratata
Пишет психотерапевт Илья Латыпов:

Близость – переживание, которое становится возможным при прямом и открытом взаимообмене эмоциями. Именно взаимообмене: я делюсь чем-то очень волнующим меня – и получаю на все это ОТВЕТНЫЕ переживания. Близость – процесс диалогичный, она невозможна, когда каждый ждет своей очереди, чтобы выплюнуть чувства, никак не реагируя на переживания другого или же обесценивая их («да ладно тебе!», «не истери!» и т.п.). Опыт близости и состоит в том, что я принимаю, а иногда даже выдерживаю эмоциональность партнера и ощущаю, что он/она может выдержать мое самораскрытие. Я не перебиваю чувства другого, я взаимодействую с ними, откликаюсь на них, не пытаюсь перекрыть своим «а вот у меня…».

Близость не отменяет гнева, злости, страха и других «плохих» эмоций, которые могут быть направлены на партнера. Способность выдержать их и сохранить связь – это, на мой взгляд, признак значительно более глубоких и искренних отношений, чем вечная сладкая любовь без малейшей злости. Если я не могу выражать все свои чувства, которые у меня есть, партнеру – я не свободен, и можно говорить о зависимости, а не о близости. Я начинаю частично придумывать себе партнера вместо того, чтобы его слушать. А как иначе? Наша психика не терпит пустоты, она заполняет невысказанные, скрытые переживания другого человека своим содержанием. Чужим. Точно так же другой заполняет собственными домыслами пустоты, образовавшиеся там, где я промолчал или солгал о себе. Только если я выражаю себя таким, какой я есть сейчас, в данную минуту, что чувствую и о чем думаю – только тогда я могу надеяться на то, что в моей жизни будут снова и снова появляться люди, которые могут принять меня таким. Услышать мои чувства и ответить своими чувствами… Увы, гарантии нет – могут и не услышать, и не ответить или вовсе отвергнуть.

Я могу оставаться отстраненным, находиться в «безопасном режиме». Есть такая удобная позиция – слушаешь другого, что-то там такое анализируешь, говоришь о результатах анализа, но не включаешься эмоционально сам. Контролируешь выражение чувств, не даешь им «слишком» прорываться. Так безопаснее, но это исключает возможность подлинной встречи. Другие люди могут пытаться раз за разом взять эту оборонительную стену, их отчаяние от бессилия пробиться к живым (а не отрепетированным) реакциям перерастает в злость и, как следствие, в отчуждение… «Скажи мне, что ты чувствуешь, я не понимаю, что с тобой происходит, и мне кажется, что тебе все равно, что происходит со мной!».. Отстраненный же защищен от всех этих бурных эмоций, он не платит за близость никакую цену, потому что ее нет… Сохраняя внутреннее равновесие, я теряю людей, и, вслед за ними, начинает крошиться равновесие.

(отсюда)

Всем привет

Sep. 19th, 2017 09:42 pm
otawa: (Default)
[personal profile] otawa
Вернулась из Черногории.
Read more... )
Там вчера было тепло, а тут сегодня - холодно. Прихожу в себя. Уже постирала рулон скотча, забытый в пляжной торбе. Тот самый скотч, которым я перематывала помирающие ласты перед последним заплывом.
Фоток есть. Но я их еще не разбирала. Надеюсь, когда-нибудь разберу и выложу на всеобщее обозрение.
Такое ощущение, как будто никуда и не ездила. С удивлением наблюдаю в зеркале свою загорелую физиономию - откуда взялся загар-то? С трудом вспоминаю, как гуляли по берегу Черного озера, что в национальном парке Дурмитор (неподалеку от горнолыжного курорта Жабляк), как невозможно было надышаться тамошним воздухом, свежим и пахнущим хвоей. Как катались на автобусе аж в Албанию - совершенно сумасшедшая страна! Абсолюно инопланетянская! Крышесносно-чумовая насквозь. Как плавали на кораблике по Которскому заливу, гладили Которских котов, высаживались на островок с крепостью Мамула (увы, мы были в числе последних, видевших эту крепость в нынешнем виде - с октября остров закрывают и перестраивают крепость в отель для богатеньких с номерами-люкс в бывших казематах), как я сиганула с борта кораблика, чтобы заплыть в Голубую пещеру, и как странно выглядели мои руки в светящейся бирюзовым светом воде. А еще красные крыши старой Будвы, самый вкусный в моей жизни томатный сок в ресторанчике рядом с гостиницей, морскую звезду, которую я перевернула кверху пузиком, а она выгнулась, как гимнастка, встала на мостик, перевернулась обратно и начала медленно и величаво закапываться в песок.
Ведь совсем недавно все это было! Вчера в час дня я вылезла из воды, переоделась в сухое в пляжной кабинке и поехала в аэропорт. А в начале шестого любовалась с высоты самолетьего полета на изрезанные берега Которского залива.
Вот прямо вчера же! Нет, не верю.
Тут хмарь, холодный ветер и все время хочется спать. Так, что аж рулон скотча постирала.
Зато кот счастлив. Ему теперь есть кого сопливить, кроме папы. Я осталась ночевать у родителей, так этот хитрый гад за ночь обошел всех, поспал со всеми. И сейчас сидит, прислонившись лбом к моей челюсти, и тарахтит. Хороший кот, теплый.

Завтра на работу.
kiratata: (Default)
[personal profile] kiratata
Пишет Илья Латыпов:
(выделение болдом наше - kiratata)


Нам жизненно важно быть услышанными. Услышанными и замеченными в любых наших проявлениях, а не только в тех, которые по душе тому, к которому мы обращаемся. Именно поэтому поддержка — это не утешение, хотя утешение тоже может быть важным. Как я сейчас понимаю, поддержка — это предоставление человеку возможности быть со мной именно таким, какой он есть сейчас. Если он проживает горе — дать возможность горевать со мной, без этих «все будет хорошо». Если он в растерянности — дать возможность быть в растерянности быть рядом, не забрасывать советами или рекомендациями. Но это возможно лишь тогда, когда для меня самого возможны, допустимы горе или растерянность, когда я не боюсь сам разрешить себе быть таким, и не боюсь развалиться, провалиться и не выбраться. Когда есть доверие к процессу — и к своему организму. Нам нужен близкий свидетель, который способен присоединиться к нам, разглядеть наше переживание — и не пытаться что-то сделать с ним.

Если в своих состояниях, обращаясь к другому, мы остаемся неуслышанными и неподдержанными, когда люди отворачиваются от того, что для них самих непереносимо, то тогда мы остаемся в одиночестве. К одиночеству добавляется его частый спутник - стыд. Стыд — это не просто ощущение собственной никчемности, ничтожности и желание исчезнуть. Наши переживания или действия становятся постыдными в тот момент, когда они не услышаны и не поддержаны другими людьми. Когда мальчик плачет, а его боль не слышат и твердят «мальчики не плачут» - он сворачивается. Боль и слезы не исчезают, но они становятся постыдными, и это не просто усиливает переживание — это его консервирует. Когда нам перед другими людьми нельзя быть слабыми, застенчивыми, чувствительными, испуганными (нужное добавить), то мы не перестаем быть такими, но вдобавок учимся стыдиться этих состояний. Стыд останавливает переживание, оно застывает в нашей душе, и никуда не исчезает. Стыд — это отсутствие поддержки в окружающем нас поле жизни, и не обязательно через прямое осуждение. Непрошеные советы и рекомендации усиливают стыд, потому что порождают ощущение, что все люди вокруг умеют и знают, как выбраться из тяжелой ситуации, один ты не знаешь или не умеешь. Поскольку беспомощность особенно «постыдна» для мужчин, то чаще именно мужчины склонны к попыткам «заткнуть» отчаяние, слабость и беспомощность других людей при помощи советов или прямых попыток что-либо сделать. Даже когда не просят. Но как раз эти попытки усиливают стыд.

Так рождаются запретные зоны в нашей психике. По словам психотерапевта и философа Г.Уилера, «если я, будучи ребенком, чувствую себя некоторым образом и обладаю определенным набором способностей, а вы, принадлежащие ко взрослому миру, требуете от меня совсем другого, чего я не могу вам дать — то единственно возможной интеграцией (нашего Я) для меня станет составление истории, в которой я чем-то плох и поэтому прячусь, пытаясь в меру сил если не исправиться, то хотя бы притвориться, что обладаю необходимыми качествами». И так, притворяясь, что у нас есть все, что необходимо для «зрелой и здоровой» личности, мы остаемся один на один с собственными чувствами и состояниями.
(...)

Сущность поддержки — принятие любого состояния человека, способность его выдержать. «Я вижу, что тебе трудно, я вижу тебя уязвимой, и я не отвернусь от тебя такой». Это трудно. В тот или иной момент жизни каждый человек сталкивался с непереносимыми для него переживаниями другого человека и отворачивался от них… А сущность самоподдержки — это принятие себя в любом состоянии, без попыток преуменьшить, обесценить или скрыть от себя самого свои переживания.


(отсюда)

Profile

galenven: (Default)
Селение Мизантропово

December 2014

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
212223242526 27
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios